Ai The Unicorn
Псто опять запоздалый, позавчерашний, прастити.

Как и ожидалось, ничем хорошим моё пребывание в лагере не закончилось, и теперь я лежу в Рощинской районной больнице, что в посёлке Первомайское, всего двух дней не дожив до конца смены.

Начался день, в принципе, как обычно, разве что с утра я себя чувствовала не очень ок, но через некоторое время всё прошло. Дети открыли для себя библиотеку и стопками таскали книги к себе в комнату, даже не глядя, что они берут - ими двигал только лишь инстинкт захапать побольше. Брали они действительно всё без разбору - детской литературы там не было вообще, и они даже не смотрели на названия. Мы сразу поняли, что этим книгам теперь будет суждено быть разорванными, исписанными или вообще превратиться в туалетную бумагу и созвали общий сбор, на котором разъяснили, что такое библиотека, и с чем ее едят. Дети были очень удивлены, ибо они пребывали в полной уверенности, что книги можно будет забрать домой. В общем, мы всё у них конфисковали (и тем самым спасли литературу, они только одну книгу успели начать пропихивать под дверь, тем самым блокируя её), и чуть позже утром началась игра по станциям, ближе к которой мне начало становиться всё мертвее.

Желудок болел, давление было низким, я не могла долго ходить и то и дело присаживалась перевести дыхание и отвлечься от боли. Примерно за полчаса до обеда я прняла, что поесть не смогу, и отпросилась у девчонок поспать. Они меня отпустили, и я ушла в комнату, где, несмотря на дичайший озноб и больной живот, я уснула. Снился мне какой-то бред, часов в 5 меня разбудила Катя, пощупала мой лоб, и мы, поняв, что у меня температура, пошли в медблок. Врачиха была недовольна, что её отвлекают от просмотра Первого канала, но приняла меня. Оказалось, что температура поднялась до 38,2, мне скормили некие таблеточки, в том числе жаропонижающие, позвонили маме, сказав, чтобы меня забирали домой, потому что "этого нам еще не хватало - скорую вызывать", и отправили в комнату ждать, пока температура не упадёт. Темература упала, но не сильно, меня по-прежнему колбасило и убивало. Тогда врачиха позвонила директору, а та позвонила моей маме и сказала, что меня повезут в больничку, с которой у лагеря договор. И меня повезли в больничку на советской версии хиппи-фургончика: пучеглазой, болотного цвета машинке, в салоне которой пахло бензином и не было ремней безопасности. Дяденька-водитель был добр и ободряющ, за что ему спасибо.

Ну вот, собсно, и вся история, с которой я тут оказалась: в приёмном покое мне померили температуру, увидели, что она опять высокая, и положили в хирургическое отделение с подозрением на острый аппендицит.
Похоже, подозрения не оправдались - после многочисленных уколов в жопу живот болеть перестал, осталась только слабость из-за ВСД и, наверное, из-за нервного истощения и жары. А, ну и желчь в печени нашли, но я думаю, лекарства от этого я и дома могу попить, а не лежать тут почём зря.

Сказали, завтра могут уже выписать. Очень на это надеюсь, на заднице уже живого места не осталось :с

П.с.: А если б организм не подставил меня так, уже была бы дома, сегодня был последний день смены :/